Мужество мнимое и настоящее.

Отступы вокруг формы


Мужество мнимое и настоящее.
Я полностью согласен с тем, что характер настоящего мужчины формируется только тогда, когда он преодолевает трудности. Крайне сложно стать настоящим мужчиной тому, кто родился и вырос в тепличных условиях. Безусловно, никогда не поздно начать работать над собой и воспитывать в себе мужественность, но самый лучший воспитатель — суровая школа жизни.

К трудностям я привык с детства. Жил я в деревне и с младых ногтей привык работать наравне со взрослыми. Хозяйство у нас было большое: корова, кролики, куры, свиньи, плюс 20 соток огорода. С таким хозяйством, сами понимаете, работы невпроворот. Вот и работал я, впрочем, как и вся моя семья, от зори до заката. При этом я ещё должен был успевать хорошо учиться в школе — за плохие оценки отец порол ремнём. Я обижался на отца и мечтал о том, как вырасту, стану сильным и смогу давать ему сдачи. Как-то раз я услышал разговор отца с дедом. Дед укорял отца за слишком строгое отношение ко мне, на что отец возразил деду: «Зато нормальным человеком вырастет».

В старших классах я стал усиленно заниматься спортом, ходил на борьбу. Результаты моих спортивных тренировок не заставили себя долго ждать — ровесники стали меня побаиваться и относиться ко мне с уважением, а местные хулиганы, после того как пару раз напоролись на мой кулак, начали обходить меня стороной. Мне такое положение дел льстило, поэтому я стал ещё более интенсивно тренироваться. Впрочем, хилым слабаком я и так никогда не был. Трудовая жизнь сделала меня мускулистым крепышом.

Хорошей школой жизни была для меня армейская служба. В армии я смог поставить себя так, что меня все уважали, хотя получилось это у меня не сразу. Бит я бывал не раз и не два, но постепенно моя физическая сила и мой характер помогли мне завоевать авторитет даже среди тех, кто был старше меня. Так что, сначала меня били, а потом я бил… Кстати, именно в армии я понял одну важную вещь: ничего страшного нет в том, что тебя побьют, если не чувствуешь себя побитым и униженным в душе. Видел я парней, которые, будучи один раз побитыми, ломались психологически, озлоблялись на мир и на самих себя. Вот таким в армии действительно нелегко приходилось. Возможно, этим парням до армии ни разу не приходилось драться по-настоящему. А меня, привыкшего участвовать в уличных драках с детства, армейская служба только закалила, научила уму-разуму и сделала сильнее.

Вернувшись с армии, я вскоре женился на девушке, с которой встречался ещё до армии. Даже не знаю, почему я начал изменять своей жене, ведь мы же любили друг друга… Но, тем не менее, несмотря на своё женатое положение, я не пропускал ни одной юбки и постоянно бегал на сторону. Иногда рассказы о моих любовных похождениях доходили до жены, но надо отдать ей должное, она никогда не закатывала мне скандалов. Наверное потому, что любила и боялась потерять. Хотя заплаканной её я заставал частенько, но по жестокосердию своему, предпочитал этого не замечать. Я не перестал гулять от жены даже тогда, когда у нас родилось двое детей — сын и дочка. Такая уж у меня была натура…

Изменяя жене, я оправдывал себя тем, что в доме я основной кормилец, что благодаря мне жена и дети обуты, одеты и накормлены. Кстати сказать, зарабатывал я по тем временам неплохо, так что на безбедную жизнь вполне хватало. К тому же, я был убеждённым сторонником теории, согласно которой «хороший левак укрепляет брак», а поэтому не видел в своих изменах ничего предосудительного. В своё оправдание могу сказать только то, что мои друзья, по большей части, вели такой же точно образ жизни, а некоторые из них даже ушли из семьи к любовницам. У меня же никогда даже мыслей не возникало бросить свою семью.

Одним словом, было у меня всё в шоколаде. Вот только стал я замечать, что черствею сердцем. Ничто не могло задеть меня по-настоящему — ни проблемы близких людей, ни гибель друзей (в 90-е годы много моих близких друзей погибло), ни слёзы жены. Всё было, грубо говоря, до лампочки. Даже не знаю, что стало бы с моей душой дальше, и в какого морального урода я бы превратился, но тут в моей жизни началась чёрная полоса. Я, конечно, мужик жизнестойкий, умею держать удар и не боюсь проблем, но когда на тебе весит огромный долг, из-за которого могут убить тебя и всю твою семью, тут волей-неволей станет страшно.

А произошло так потому, что подставили меня партнёры по бизнесу. В то время такое сплошь и рядом случалось — 90-е годы, полный беспредел. Я полез отношения выяснять с теми, кто меня подставил, да чуть в тюрьму не загремел. Вот уж права пословица: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». В милиции меня тогда избили конкретно, рёбра поломали, зубы выбили. К счастью, нашлись у меня друзья, которые наняли хорошего адвоката и не дали меня посадить. Они же помогли мне с долгами рассчитаться. Но, как говорится, за всё приходится платить. И как только я выкарабкался из одних проблем, то попал из огня да в полымя. Те кто помогали мне, захотели, чтобы я оказал им ответную услугу. А если конкретно, то меня попросили кое с кем разобраться, и если бы я согласился, мне бы пришлось нанести людям тяжёлые физические увечья, а может даже лишить жизни. И вот в этот момент я душой почувствовал, что нахожусь возле опасной черты, переступив которую, я стану обыкновенным бандитом, для которого жизнь человеческая — ничто. Одним словом, совесть моя мне не позволила никого убивать и калечить.

Не буду вдаваться в мелкие подробности того, как мне удалось выпутаться живым из довольно сложной ситуации, в которую я влип. Возможно, мне просто повезло. Но после этого я сильно изменился и даже решил обратиться к Богу и пойти на исповедь. Правда, в Бога я верил всегда, но никогда раньше не задумывался о том, что веру нужно подкреплять делами. Почему моё обращение к Богу произошло именно в тот момент? Наверное потому, что близость смерти оказывает сильное влияние на мировосприятие, заставляет ощутить мимолётность всего сущего и задуматься о вечном.

Я всегда был честен сам с собой и прекрасно понимал, что искренняя вера в Бога несовместима с греховным образом жизни. Поэтому я решил измениться и изменить свою жизнь. Во-первых, я навсегда покончил с блудом и перестал изменять жене. Во-вторых, я отошёл от всех сомнительных делишек, которыми ранее занимался, и стал зарабатывать на жизнь исключительно честным трудом. Конечно, я сразу же растерял большую половину своих 'друзей", но ничуть этому не огорчился. Я понимал, что от меня отвернулись те, с кем меня связывала вовсе не дружба, а общие «дела».

Были среди моих друзей и такие, которые пытались воздействовать на меня, вернуть к прежнему образу жизни. Но когда они обвиняли меня в том, что я струсил и теперь веду себя как слабак, а не как настоящий мужчина, я им отвечал, что именно теперь я почувствовал себя не только настоящим мужчиной, но и настоящим человеком, который идёт не по кривой дорожке, а по истинному, прямому пути, ведущему к Богу!

К счастью, Бог послал мне немногочисленных истинных друзей, которые не отвернулись от меня не смотря ни на что, и до сей поры продолжают оставаться моими друзьями. Дружбой я всегда дорожил и за всю прожитую жизнь, научился отличать настоящую дружбу от фальшивой. Кстати, я очень рад, что не стал мстить людям, подставившим меня. Жизнь рассчиталась с ними куда более жестоко, чем это мог бы сделать я. Один их этих людей сел в тюрьму на большой срок, второй спился, а третий погиб во время бандитских разборок. Но ни в коем случае не подумайте, что я злорадствую! Одна из важнейших божьих заповедей гласит, что нужно уметь прощать врагов своих. И я простил их всех, тем более, что не случись в моей жизни тех неприятностей, вряд ли бы я додумался обратиться к Богу и стать на путь истинный.

На данный момент мне 55 лет и я считаю себя вполне счастливым человеком. У меня есть любимая работа и дружная семья. Моя дочь вышла замуж, сын женился, внуки подрастают и частенько наведываются к нам в гости. Что ещё нужно человеку для счастья? Но самое главное, что я обрёл в душе Бога, и благодаря этому, моя жизнь наполнилась новым смыслом. Теперь я знаю, ради чего живу на белом свете. Отступы вокруг формы


0 комментариев