Четырнадцать открытий в одном мужчине.

Отступы вокруг формы


Четырнадцать открытий в одном мужчине.Наконец-то у меня наладилась личная жизнь. А то все мои подруги кто замужем, кто встречается, а я всё сама да сама. Конечно, и до встречи с моим теперешним мужчиной у меня случались романы, но почему-то они оказывались слишком скоротечными, и до совместного проживания дело не доходило. И вот, я теперь замужняя дама. Почти замужняя. У меня, можно сказать, «гражданский брак».

Осознание того, что у меня началась новая жизнь, ко мне пришло не сразу. Но вот, в одно прекрасное утро, я проснулась и уловила запах табака. Зайдя на кухню я обнаружила, что мой дорогой преспокойно сидит за столом и курит при закрытой форточке. Всё дело в том, что сама я не курю и запах табака не переношу, а посему возмущению моему не было предела. Но он даже не подумал затушить сигарету. «Не на балкон же мне каждый раз выходить! Холодно же, зима как-никак» — оправдывался любимый. Одним словом, мы поскандалили, и он ушёл, хлопнув дверью. Я немного поплакала, потом взяла себя в руки и для успокоения нервов решила сходить в салон красоты и пройтись по магазинам. Вернулась домой я только к вечеру и стала с тревогой поглядывать на часы, гадая: придёт — не придёт. Но он пришёл. С цветами и извинениями.

Дальнейшая наша совместная жизнь протекала без особых эксцессов. Не сказать, что ссор не было, но до хлопанья дверьми дело больше не доходило. Постепенно я привыкла к тому, что он постоянно забывает опустить за собой круг унитаза, что на стульях и креслах висят его вещи, что он повсюду разбрасывает грязные носки и, несмотря на обещание исправиться, продолжает курить в кухне при закрытой форточке.

Мы часто ходили в гости то к его родителям, то к друзьям. Далеко не со всеми его друзьями я смогла найти общий язык, но ничего не поделаешь. «Дружба — это святое» — любил повторять мой мужчина. Правда, трепетное отношение к дружбе не помешало ему рассорить меня с половиной моих подруг. И уж совсем непонятно, почему, когда к нам в гости приходила моя мама, он каждый раз находил благовидный предлог, чтобы смыться из дому.

Ночью мы спали в обнимку, а утром вяло переругивались из-за того, что он опять бросил грязные носки на пол, вместо того, чтобы положить их в корзину с грязным бельём. А по вечерам он любил смотреть спортивный канал и лузгать жаренные семечки, шелуха от которых, к моему большому неудовольствию, разлеталась по всей комнате. Он редко дарил мне цветы, хотя знал, как я люблю розы, зато часто приносил шоколадки, хотя был в курсе, что я сижу на диете и не ем сладкого. Так что, сам приносил, сам и съедал.

Как-то раз, после того, как я обратила его внимание на то, что у него появилось брюшко, он приобрёл велотренажёр и поставил его посреди зала. Больше поставить было негде. Между нами произошло бурное выяснение отношений, в результате которого красоту домашнего интерьера мне отстоять так и не удалось, и велотренажёр остался стоять в зале, а мы несколько дней не разговаривали. Правда, меня немного успокаивает тот факт, что велотренажёр пригодился и мне.
Иногда совместная жизнь с любимым меня доставала до такой степени, что я с ностальгией вспоминала те дни, когда была одинока. Но зато теперь у меня был муж (хоть и гражданский), а поэтому я могла на равных болтать с подругами на темы семейной жизни. «А недавно мой благоверный»:
— разбил мою любимую чашку;
— опять пригласил на выходные к нам в гости свою маму;
— уронил пепел на новую скатерть и прожёг в ней дырку;
— привёл друзей и скормил им недельный запас еды;
— запустил в моего любимого кота тапком;
— нахамил моей маме;
— строил глазки моей лучшей подруге;
— смотрел телевизор до трёх ночи;
— и вообще, он гад, подлец и мерзавец.

Чем дальше продолжалась наша совместная жизнь, тем больше удивительных открытий меня ожидало.

Открытие первое. Он — глава семьи. Об этом я узнала от него почти в самом начала нашей совместной жизни, но согласиться с этим никак не могла. Пока что он зарабатывает столько же, сколько и я, следовательно, у нас равноправие.

Открытие второе. У него отменный аппетит, а питаться он привык исключительно деликатесами. Ну а я — не самый лучший повар на свете. Поэтому мы несколько раз крупно поссорились, прежде чем пришли к соглашению: я готовлю, что умею, а если ему захочется деликатесов, он вполне может сходить пообедать в ресторан. Ему ничего не оставалось, как полюбить мои борщи и каши. Но всё-таки он иногда тяжело и многозначительно вздыхает и пытается намекнуть мне, что я могла бы поучиться готовить у его мамы. Я делаю вид, что намёков не понимаю.

Открытие третье. Он постоянно теряет свои вещи, а находить их почему-то просит меня. «Дорогая, найди мои ключи от машины!», — вопит он почти каждое утро, опаздывая на работу. И мне, вместо того, чтобы тоже собираться на работу, приходится метаться по квартире в поиске пропавших ключей, документов, записной книжки или ещё чего-нибудь.

Открытие четвёртое. Он готовится умирать каждый раз, когда начинает кашлять или загоняет в палец занозу. Когда у него поднимается температура выше 36,6, он без чувств сваливается в кровать, и еле шевеля губами, диктует мне свою последнюю волю и даёт напутствия, что нужно будет первым делом сделать после его смерти. При слове «стоматолог» он бледнеет и начинает дрожать как осиновый лист, а при виде шприца синеет и заваливается набок.

Открытие пятое. Он весьма немногословен и не слишком нуждается в задушевных беседах. Когда я пыталась порасспросить его о работе, он говорил: «Дорогая, тебе это будет неинтересно». Когда я начинала рассказывать ему о своих делах и проблемах, он снисходительно усмехался и произносил: «Дорогая, мне бы твои заботы». Но стоило мне начать говорить по телефону с подругой, как он тут же с обидой в голосе произносил: «Вот какая ты! Подругам всё рассказываешь, а мне — ничего!».

Открытие шестое. Несмотря на свою немногословность, он постоянно испытывает острый информационный голод. А иначе как объяснить то, что у нас постоянно одновременно работают радио и телевизор? А когда я вижу, с какой скоростью он переключает каналы, успевая одновременно смотреть американский боевик, программу новостей и футбол, у меня начинает рябить в глазах.

Открытие седьмое. Он страшно бережлив. Стоило мне как-то раз выкинуть в мусор его стоптанные до дыр комнатные тапочки и дырявый, поношенный свитер, в котором он мне уже примелькался, так он устроил мне такие разборки, после которых я стала бояться даже прикасаться к его вещам без спросу, не говоря уже о том, чтобы что-то выбрасывать.

Открытие восьмое. Он очень любит держать всё под контролем, особенно меня. Когда меня нет дома, он под разными предлогами звонит мне на мобильный раз двадцать подряд. А один раз я застала его за весьма неблаговидным занятием — он увлечённо читал сообщения в моём телефоне. Но я деликатно сделала вид, что ничего не заметила. В конце концов, все мы не без греха…

Открытие девятое. Он постоянно нуждается в моём внимании. Правда, когда я сама проявляю инициативу, чтобы с ним пообщаться, то чаще всего слышу: «Милая, не мешай мне пожалуйста, я занят важным делом». Но стоит мне с увлечением заняться чем-нибудь своим, например, усесться за чтение любимого детектива, как он тут же начинает сетовать на то, что я уделяю ему мало времени и внимания.

Открытие десятое. Он страшно непрактичен. Его просто нельзя самого отпускать на рынок или в магазин — обязательно купит самый некачественный товар по самой высокой цене. Так что за продуктами мы ходим вместе. Я покупаю, а он несёт домой тяжёлые сумки.

Открытие одиннадцатое. Он совсем не романтик. Ему совершенно непонятна прелесть вечерних прогулок под луной, а моя идея устроить романтический вечер при свечах вызвала у него кривую недоумённую улыбку. Ну а с тем, что он забывает поздравлять меня с праздничными датами, я не могу смириться до сих пор.

Открытие двенадцатое. Он ужасный транжира. Правда, меня он обвиняет в том же самом. Спрашивается, что важнее: какой-то дурацкий новый прибамбас для компа, на который мой ненаглядный истратил пол своей зарплаты, или шикарный маникюрный набор, глядя на который обзавидовались все мои подружки?

Открытие тринадцатое. Он всегда прав. Даже когда совершенно не прав. Он будет дуться и настаивать на своём, пока я не устану спорить и не уступлю. Всё равно потом я найду, как сделать, чтобы всё было по-моему.

Открытие четырнадцатое. Как бы ни было нам сложно вдвоём, но друг без друга мы не можем.

Копирайтер: Дашутка. Отступы вокруг формы


0 комментариев